Тиждень.ua
Проект має на меті моніторинг російських інтернет-ЗМІ та блогосфери. При перепублікації матеріалів мову оригіналу збережено.
ПублікаціїФотоВідеоКолонки
20 червня, 2013
-25

Замаскированный раскол в G-8: чего добился Путин

Особая позиция Владимира Путина приведет к тому, что США и Евросоюз начнут действовать без оглядки на Россию.

Саммит «Большой восьмерки» завершился в Северной Ирландии без ожидавшегося скандала, который случился бы, воздержись Владимир Путин из-за возражений по сирийскому вопросу от подписания финального коммюнике. Во вторник днем многие СМИ уже поспешили предположить, что G-8 вновь возвращается к формату G-7+1 в политической части. Сенсации, однако, не случилось: несмотря на очевидные разногласия, «восьмерка» вышла на подписание заключительного документа вечером того же дня. Команды помощников смогли договориться, согласовать приемлемый текст. А российский президент — сохранить свое место в «клубе избранных», несмотря на публично выраженные противоречия по сирийской проблеме.  

А собственно, о чем договорились в конечном счете лидеры восьми государств? Нового по сравнению с предыдущими международными документами касательно сирийской проблемы (например, женевского коммюнике 2012 года) в нынешнем оказалось совсем немного, разве что пара фраз — призывов ко всем участникам конфликта решительно противодействовать усилению радикальных исламистов на сирийском поле боя.

Словом, почти точь-в-точь была воспроизведена формула упомянутой конференции «Женева-1». Заметим, что и год назад в Женеве, и теперь в Северной Ирландии представители России и ведущих стран Запада предпочли ограничиться нейтральными формулировками на бумаге, но в публичных выступлениях заявить свои принципиальные расхождения: «семерка» высказывается однозначно за отставку Асада с началом переходного периода в Сирии под наблюдением ООН, а Путин – за сохранение нынешней конфигурации властных структур в Сирии, включая и Асада на посту президента.

Выдержанный в нейтральных формулировках документ G-8 оставляет за скобками ряд базовых проблем. Например, правомерность поставок вооружений воюющим сторонам. Здесь немало вопросов как правового, так и морального порядка. Москва утверждает, что поставляет оружие «законному режиму» и по контрактам, заключенным до начала гражданской войны в Сирии. Что якобы не является нарушением никаких международно-правовых норм. С этим можно согласиться лишь отчасти. Проблема в том, что по устоявшейся практике в ООН с началом гражданской войны в той или иной стране мировое сообщество, как правило, первым делом вводит эмбарго на поставки вооружения в эту страну. Это решение оформляется соответствующей резолюцией Совбеза. Принятие такой резолюции по Сирии сегодня, понятно, невозможно из-за позиции России.

В результате во многом благодаря помощи России и Ирана армия Башара Асада достигла заметных успехов на полях сражений с повстанцами.

Ответом Европы и США стало решение о начале вооружения повстанцев. Но когда это произойдет? Не окажется ли нынешнее военное преимущество Асада судьбоносным для хода внутригражданского конфликта в этой стране? Несмотря на то что есть проблемы с правовым регулированием поставок оружия негосударственным формированиям, США и Евросоюз полагают, что это необходимо для восстановления военного баланса, с тем чтобы принудить в конечном счете обе стороны сесть за стол переговоров.

Не нашла отражения в заключительном коммюнике и убежденность Барака Обамы в том, что именно сторона Асада применила химическое оружие в мае. А из констатации этого главой Белого дома следует необходимость выполнения им ранее данных обещаний принять суровые меры вплоть до направления своего «ограниченного контингента» в Сирию. Надо полагать, не только Путин, но и некоторые другие коллеги по G-8 не разделяют уверенности американского президента.

Результаты саммита в целом подтвердили уже устоявшуюся схему реакции лидеров мирового сообщества на трагические события в Сирии. Отчетливо проявилось, что договоренности между «семеркой» и Россией могут быть достигнуты только на пороговом уровне, то есть при формулировании предельно общих установок («за мир, переговоры, против войны»). Попытки выйти на конструктивные шаги взаимодействия обречены по-прежнему на провал. Затяжка с созывом мирной конференции «Женева-2» (переносится с июня предположительно на август) открывает перспективу еще большего ужесточения противостояния на поле боя, поскольку участники G-8 (главным образом США и Россия) обещают поддержать своих противостоящих друг другу «клиентов» оружием, поощряя их тем самым к активным боевым действиям с целью достижения максимальных военных успехов, которые потом могли бы быть конвертированы в политические уступки на переговорах.

Очевиден и другой результат саммита: нейтральные формулировки заключительного документа уже почти не маскируют реальных расхождений между Россией и ведущими странами мира по проблеме Сирии. А это значит, что при определенных условиях США и Евросоюз могут начать действовать без консультаций с Россией.

В конце концов проблема Сирии для лидеров демократических государств более чувствительна, чем для российского президента: они находятся под нарастающим воздействием общественного мнения в своих странах, шокированного гигантским числом человеческих жертв в сирийском конфликте. Так что саммит G-8 фиксировал скорее разногласия его участников, чем реальную готовность «сильных мира сего» остановить кровопролитие в Сирии. 

Оригінал публікації


Матеріали за темою:

0
Ви не оцінювали матеріал
Зворотний зв'язок
Тиждень дуже цінує думки своїх читачів і намагається враховувати їхню думку. Відгуки, коментарі і просто враження від прочитаного матеріалу ви можете надіслати за допомогою системи зворотнього зв’язку. Редакція сайту обіцяє уважно вивчати ваші повідомлення — найцікавіші з них ми публікуватимемо у спеціальних статтях. Дякуємо за увагу та співпрацю.